Катерок и море

Без телефона. Забыл дома. Необыкновенное чувство. Освобождение. Садишься в поезд, открываешь редактор, и отправляешься за текстом. Если ничего не происходит в жизни, можно податься в науку. Там всегда вопросов куда больше, нежели знаний. Бери не хочу. Да только и женщин ведь всегда куда больше, нежели той, что интересует. Многообразие выбора прибавляет вероятности, но не альтернатив.

Новый текст лучше старых двух. Мы не друзья. У нас отношения твари и творца. Как это возникает в сознании? Приходит ли оно извне или вползает из бессознательного? Это не важно, но ведь это лучше, чем пустой лист редактора. В любом случае ты чуть-чуть замираешь. Воля к созерцанию. С властью хоть понятно, на что давить, а тут… Тут на тебя давит невыносимая легкость бытия. И ты нет-нет да родишь очередной “опус”. В художниках природа возвращает себе право первородства. Но только некоторым из нас счастливится получить похлебку. Остальные довольствуются эстетическим наслаждением – тебя пользуют, а ты и рад.

Замереть. Еще это похоже на секс. Кроме глубокого чувства, нужна позиция. И какая позиция на сей раз будет удачной…

Все новое очень быстро становится старым. Старое забывается чуть медленнее, и возвращается через платоновское припоминание в качестве нового. Жема-вью [уточнить!]. С такой болезнью никакая круговерть не страшна. Страшно выздороветь. Уникальные существа, способные выйти за пределы своего ареала, чтобы увидеть и погибнуть в изумлении.

1500 знаков. А «надо» – 3000. Продолжим искать позицию. См. также – «отклик». Вообще, конечно, лучше не надо. Цифры в отношениях – попытка запихать внеколичественные сущности в инородную систему координат. Мало того, что попытка алогичная, так еще и создает напряжение, не дает расслабиться, а в позиции это – первоочередное. Долой страсти, долой треволнения, долой пространственно-временное. ты уподобляешься Богу: здесь, и одновременно вне.

Помни о смерти. Я помню. Помню часто и много. Но вчера, когда сверкнула молния и через несколько мгновений раздался грохот, я испытал неплохо контролируемый (но все же) ужас при мысли, что следующий удар может быть в мою голову. А ведь я так ничего и не сделал. Или мне только кажется, что дело в этом? Что же: архетипический первобытный ужас, животные инстинкты? Благо забвения. Нам не приходится жить с этим постоянно. В средневековье могли, они ничего не знали про американскую мечту. Мне вот нравятся плоды цивилизации. И в следующий раз, когда очередной умник напомнит тебе: “Моменто мори, бро”, – посоветуй ему отправиться в Зимбабве, ибо тамошний комфорт создали те, кто сумел забыть.

Увы, не все так однозначно:

– Будем есть, пить и веселиться, ибо завтра умрем.

Первые заповеди не касались смерти, они касались ответственности за владения. Потом все запуталось, но, как показала практика, в мыслях о смерти мало созидательного потенциала. Если только ты не художник. Впрочем, и у тех она только оттеняет жизнь. Для контрастности, так сказать.

Ты борешься, тужишься, терпишь лишения, создавая отличные произведения, привыкнув к недоброжелательности и неприятию, и, вдруг, все переменяется. Ты – №1, ты востребован и воспет. Опять ловушка (давным-давно известная человечеству), и снова захлопывается: вдруг ты сознаешь, что не готов расстаться с этим. Вдруг «произведение» становится средством сохранения статуса кво, а последний – смыслом творчества. Или, что еще хуже, ты – №2. Вдруг ты хорош, но, конечно, не ТАК, как… Та же ерепень. Совет? Занимайся творчеством (не с этого и не ради ли этого все начиналось и продиралось?). В идеальном мире ты был бы антихристом, а тут просто ищущий. Ну дык и кури себе в счастье. Общество – как волны в море: набежали, убежали. Задача судна – плыть по этим волнам, а экипажа – получать удовольствие от качки.

Плыви, катерок, плыви!

Адекватная самооценка

Адекватная самооценка, адекватная самооценка… Ребята, на кой мне сдалась эта адекватная самооценка? Мне нужна такая самооценка, которая позволит двигать горы, делать бизнес и вообще то, что я считаю делать нужным. А адекватная самооценка… Да упаси Боже!

Вопрос совсем не в том что ты мог бы, а в том что тебя воодушевляет.

26.07.17

Вообще, как я теперь понимаю, Портупеев никогда не был таким уж славным парнем. Это, конечно, можно было понять собственно из текстов…

Самое лучшее создается в тиши и уединении или же спонтанно, когда этого совсем не ждешь. Хотя, конечно, положа руку на сердце, лучшее создается где угодно. Оторвись от потока, останься наедине с собой и обнаружишь диковину (не об окружении речь , а об «обращенности» – неважно, в баре ты или в келье).

Универсальный совет: делай то, что любишь.
Специальный совет: занимайся тем, что кроме тебя не сделает никто.

З.Ы. К цели куда веселей идти, нежели пожинать плоды ее достижения.

 

Кафка VS Шнур

Вот вопрос, который полезно решить прежде, чем двигаться дальше. Зачем быть Кафкой, когда можно быть Сережей Шнуровым?

Отвечаю.

Зависть, дружок – это очень скверное чувство, которое, тем не менее, вполне извинительно в кризис среднего возраста.

Обманчивое совершенство

Безусловно, чем дольше трудишься над произведением, тем оно становится лучше, однако в какой-то момент ты неизбежно теряешь интерес к нему, и уже ничто не заставит продолжить трудиться над этим произведением. Вот почему для того чтобы издать, необходимо не преследовать иллюзорное совершенство, а остановиться на адекватной форме. Необходимо для развития.

Лучше издать произведение в адекватной форме, и приняться за следующее, нежели погрязнуть в бесконечных поисках совершентсва.

Какой смысл в попытках “дожать нюансы”? Выше головы не прыгнешь. Мастерство растет от произведения к произведению, а не от переработки одного и того же.

Новое совсем не обязательно будет лучше предыдущего. Но топтаться на месте значит деградировать, да и, к тому же – скука смертная.

Убеждения и канава

Если сбиваешься снова и снова, и вновь, и вновь обнаруживаешь себя в канаве. Самое время призадуматься о корректности собственных убеждений. Убеждения порождают модель поведения. И если поведение замыкается в цикл на канаве, самое время переосмыслить вводные.